Привет, Гость!
Навигация
Голосование
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое

» » Быть или не быть. Пятый срок Путина

Быть или не быть. Пятый срок Путина

Быть или не быть. Пятый срок Путина

13 марта '20




Быть или не быть. Пятый срок Путина

«Путин идет на пятый срок!», «Путин убил демократию!». Я не верю в демократию, или точнее в то, что продается нашему обществу, да и любому другому современному «демократическому» обществу как непреложная ценность или, упаси боже, идеал. Идеалом может быть развитие или, если речь идет о тёмных контрмодернистских и постисторических идеологиях, — неразвитие, регресс. Но тогда для этого все средства хороши — деградировать можно и под сапогом диктатора, и в сладкой неге вседозволенности.


Разница лишь в уровне получаемого при этом кайфа от сладкого смрада тления и распада. Демократия как самоценность — это фетиш, которым «разводят» доверчивого обывателя.


Я не верю в сменяемость власти как залог развития общества, о чем поют демократические пропагандисты со всех утюгов. Просто потому, что я еще ни разу не видел ни одного общества, которое обеспечивало бы настоящую сменяемость власти иначе, кроме как через революции (мягкие или жесткие, сверху или снизу, в данном случае неважно). Не госперевороты, а именно революции, потому что полноценная сменяемость власти — это сменяемость элит. В противном случае это смена говорящих политических голов. Нравится такое — любуйтесь братской Украиной. И революции действительно могут и неоднократно приводили к мощному развитию страны. Но для этого должна к власти прийти контрэлита развития на место сгнившей предыдущей элиты. И хорошо, если в условном октябре 1917 года есть большевики или якобинцы во время Французской революции, а если их нет?


Тогда сначала встает вопрос технологический. Кто-то всерьез возьмется каждые четыре года выращивать контрэлиту для обеспечения сменяемости власти через сменяемость элит? Ну тогда пусть этот кто-то расскажет, как это можно сделать. Особенно, если учесть, что за четыре года у власти старая контрэлита и элитой стать не успеет. В противном случае сменяемость власти каждые четыре года — это фарс, это смена истеблишмента, который стоит на плечах никуда не девающейся, но воспроизводящейся элиты. И заметьте, именно буржуазной. Плоха диктатура пролетариата, хороша диктатура буржуазии?


С другой же стороны, настоящие прорывы и развитие, а также длительное устойчивое существование обеспечивали себе лишь те народы, элиты и государства, которые сумели найти работающий инструмент обеспечения преемственности элит, как и преемственности их стратегических целей.


Невозможно, например, понять, чем двухголовая гидра под названием «элита США», поделенная на демократов и республиканцев, отличается от дракона китайской компартии? Почему в одном случае бесконечную карусель чередования «слонов» и «ослов», за полным исключением даже малейшей возможности победы кого-то третьего, нужно называть демократией, а избрание, например, председателя КНР — диктатурой. Важно здесь лишь то, что и там и там была найдена своя работающая формула обеспечения преемственности элит и их стратегических целей, а отнюдь не смены власти.


Демократия может быть, как правило, оптимальным инструментом легитимации главы формально деидеологизированных (что отнюдь не обязательно) государств, их истеблишмента и всех институтов власти. В связи со светским характером современного общества (я говорю в целом, есть безусловно, люди верующие), «помазание божие» стало невозможным. Настало время «помазания» на царство со стороны народа путем выборов. Российской элитой было решено, что это оптимально с точки зрения взятого ей почти 30 лет назад курса: мы встраиваемся в Европу — значит, мы должны играть в игру под названием «демократия». Кто-то, как Китай или Иран, осуществляет процесс иначе. Но не это главное.


Трагедия гибели что Российской империи, что Советского Союза — это трагедия отсутствия элитного субъекта стратегического целеполагания и оформления стратегической или даже метафизической преемственности элит. Элита начинает вырождаться тут же, как только государство достигает определенного уровня достатка, благополучия и спокойствия. Через два-три поколения, она уже и не помнит, для чего, собственно, она собиралась. Мировой коммунизм строить? Ну так его еще поди ж придумай, как построить, а «европейская семья народов» вот она, под боком, всё придумано до нас.


И тогда наша благословенная вырожденческая КПСС чуть ли не с большей страстностью начинает агитировать за «евроинтеграцию», чем буквально двумя поколениями ранее — за «земшарную республику советов», рушить под это безумие государство, строительство которого было полито кровью миллионов русских людей на двух мировых и Гражданской войнах. Тех, кто сражался за свое право определять, каким путем пойдет наша страна. И всё это сдабривается песнями с крокодиловыми слезами на глазах о «миллионах жертв ГУЛАГа», коллективизации, индустриализации, намеренно раздутых в сотни раз, чтобы затмить этими «пузырями земли» те несоизмеримо большие и страшные жертвы, которые мы понесли на алтарь идеи, от которой мы отвернулись, и права иметь возможность эту идею осуществлять.


Великий поэт Н. Некрасов в своей поэме «Поэт и гражданин» писал, обращаясь к уже омещанившимся, но не до конца оскотинившимся представителям российского общества от лица своего лирического гражданина: «Иди и гибни безупрёчно. Умрешь не даром, дело прочно, когда под ним струится кровь». Настоящая элита должна слышать пролитую кровь на алтарь светлых идей. Собственно это, в сущности, и отличает нас от животных — почитание наших мёртвых и их жертв. Только человек живет одновременно в настоящем, прошлом и будущем. Убери хоть одно звено — и всему конец.


Шекспировский Гамлет видит свою единственную миссию в том, чтобы связать воедино «порвавшуюся дней связующую нить», и осуществляет это опять же через свою собственную жертву. Но в этом как раз и состоит настоящая миссия любой полноценной элиты — держать целой «цепь времен», а уж если не удержал, то во что бы то ни стало восстановить. Есть ли хоть что-то из этого в современной нашей российской элите? Если и есть, то она очень старательно это скрывает.


Так что же сделал 10 марта, выступая в Госдуме, Владимир Путин? В том-то и дело, что ничего. Верней, он зафиксировал отсутствие в России настоящей элиты, он зафиксировал осознание того, что, замкнув управление государством на себя и мастерски осуществляя политику баланса, за всё это время ни им, ни кем-либо другим не была создана система преемственности элит и власти. И дело здесь далеко не в том, что у нас «молодая демократия» и еще «не созрели государственные институты». Вопрос намного серьезней.


Это значит, что он не может никому передать свое политическое наследство без риска на следующий же день быть свергнутым с пантеона со всеми своими достижениями. Он — это консенсус элит, а консенсус элит — это он в ситуации, когда настоящей элиты нет. Он подходит к той же черте, перед которой в своё время оказывались Грозный и Сталин. Элитариев полно, а элиты нет. А потом смута. Это рок нашей страны, который пора бы, подобно царю Эдипу, разорвать.


Как сказал в своем выступлении президент Путин. Цитата:


«Мы уже многое смогли сделать, и еще многое предстоит сделать. По крайней мере до 2024 года. А там — видно будет…»


Если на что и можно было бы потратить отведенное время (будь оно нам отведено), так именно на описанное выше, потому что сейчас на переднем плане стоит не вопрос, какими нам быть, всё намного острее — быть или не быть.



Также смотрите: 





Похожие новости:
Добавить коментарий
Коментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.