Привет, Гость!
Навигация
Голосование
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое

» » Белорусско-российские отношения: итоги 2018 года и перспективы

Белорусско-российские отношения: итоги 2018 года и перспективы

Белорусско-российские отношения: итоги 2018 года и перспективы

04 января '19




Белорусско-российские отношения: итоги 2018 года и перспективы

Прошедшие в конце декабря встречи президентов Белоруссии и России Владимира Путина и Александра Лукашенко стали закономерным итогом сотрудничества двух стран в 2018 году. Их фактическая безрезультатность, а также жаркие споры вокруг основных вопросов белорусско-российского сотрудничества, в том числе и в области дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства (СГ), прекрасно продемонстрировали, что в отношениях между Минском и Москвой пришло время что-то менять.

И, как отмечает большинство аналитиков, инициатором перезагрузки сегодня является Россия, в то время как в Белоруссии все еще пытаются удержать ситуацию в прежних рамках, используя для этого привычные белорусским властям механизмы.

При этом стоит отметить, что на протяжении всего 2018 года и Минск, и Москва не демонстрировали никаких принципиально новых позиций, как в экономической, так и политической сферах. Более того, вплоть до декабря казалось, что стороны, несмотря на ряд острых моментов, обязательно смогут договориться. Однако, как показали события последних двух месяцев, все оказалось намного сложнее.

Стоит вспомнить, что в области торгово-экономических отношений прошедший год ознаменовался все теми же скандалами вокруг поставок в Россию некачественной молочной продукции из Белоруссии, реэкспорта белорусскими компаниями запрещенного к ввозу на российский рынок продукции из стран Запада, нерешенными проблемами, связанными с поставками в Белоруссию нефтепродуктов, а также переговорным процессом вокруг предоставления Минску различной финансовой помощи со стороны Москвы, как через механизмы кредитования и рефинансирования прежних долгов, так и возможных мер компенсации белорусскому бюджету выпадающих доходов из-за завершения в РФ налогового манёвра в нефтяной отрасли.

Большинство из этих, равно как и более мелких вопросов сохраняют актуальность во взаимоотношениях двух стран уже не первый год, и, как правило, они всегда находили свое решение — Минск и Москва либо шли на уступки друг другу, либо закрывали глаза на происходящее в надежде на то, что проблема решится сам собой. Прошедший год также обещал быть трудным, хотя в белорусской столице и не скрывали определенного оптимизма, особенно в сфере решения вопроса о цене на углеводороды.

Еще весной тогдашний вице-премьер Белоруссии Владимир Семашко анонсировал новые переговоры сторон по стоимости газа после 2019 года, которые, к слову, в полноформатном масштабе так и не состоялись. Не ожидали в Минске и претензий со стороны Москвы по вопросу переработки и продажи на экспорт российских темных нефтепродуктов, на что в России долгое время закрывали глаза.

Однако уже в середине года оказалось, что в РФ озадачились потерями от подобной торговли с Белоруссией, что в конечном счете и вылилось сначала в ограничения, а затем и вовсе в прекращение года поставок данного вида продукции с 2019 года. Вишенкой же на торте стал отказ российской стороны обсуждать вопрос компенсации белорусскому бюджету потерь из-за налогового маневра в нефтяной отрасли, хотя вплоть до заседания Высшего экономического совета ЕАЭС казалось, что стороны подпишут все необходимые документы до конца года.

Оказалось же, что Россия ничего «не обещала Белоруссии», а лишь высказывала готовность обсудить данную проблему. По мнению большинства аналитиков, такое резкое изменение позиции Кремля было обусловлено не столько желанием сократить издержки от помощи Белоруссии, которую в Москве исчисляют за последние годы десятками миллиардов долларов, сколько недовольством российского руководства поведением белорусских партнеров, начавших требовать все больше и в гораздо более жесткой форме.

При этом известно, что, по своей сути, нынешние запросы Минска ничем не отличаются от предыдущих: открытый доступ для белорусских товаров на рынок России, равные условия для нефтепереработчиков, снижение цены на газ до уровня российской и прочее. Все это белорусская сторона требует уже не один год, а Москва стойко держит позиции, считая, что на уступки сначала должны пойти в Белоруссии.

Правда, стоит отметить, что каких-либо конкретных требований из Кремля в адрес белорусских властей долгое время не следовало, а все обходилось лишь намеками, которые, порой, имели неоднозначную интерпретацию. И видимо именно потому, что стороны уже привыкли к подобной ситуации, для Владимира Путина стал определенной неожиданностью резкий тон Лукашенко во время их дискуссии в Санкт-Петербурге, после чего в Москве и было принято решение поумерить пыл белорусских коллег.

В то же время, несмотря на небольшое охлаждение отношений в конце года, политические связи двух государств не претерпели практически никаких изменений, если не обращать внимания на ряд моментов.

Речь в данном случае идет как о вопросах признания виз и свободного пересечения белорусско-российской границы гражданами третьих стран, так и о всплывшей в конце осени тематике защиты независимости и суверенитета Белоруссии и желании некоторых политических сил представить поведение Кремля как стремление инкорпорировать республику в состав РФ. При этом весь год Минск и Москва не предъявляли друг другу сколько-нибудь серьёзных претензий в области политики.

Более того, МИДы обоих государств неоднократно заявляли о стратегическом партнерстве, хотя в российском внешнеполитическом ведомстве и смотрели с определенной степенью раздражения на некоторые действия официального Минска. Например, в период обострения российско-американских и российско-европейских противоречий, связанных с делом Скрипалей, белорусские дипломаты только расширяли свои контакты с Вашингтоном, Лондоном и Брюсселем.

Правда, несмотря на это, а также приезды в Минск множества делегаций как из ЕС, так и из-за океана, никаких серьезных дивидендов это белорусскому режиму не принесло, а в Москве и вовсе решили не обращать внимания на происходящее, тем более что по основополагающим вопросам, например, по украинским резолюциям в ООН, Белоруссия продолжала оставаться на стороне России.

Не сильно повлиял на двухстороннее сотрудничество и тот факт, что Минск крайне осторожно высказался () по поводу инцидента в Азовском море, фактически в очередной раз отказав в поддержке своему военно-политическому союзнику. Более того, даже перепалка Путина и Лукашенко на саммите в Санкт-Петербурге не стала началом острого кризиса в политических отношениях двух стран.

Неслучайно в Белоруссиии, осознав, что вопрос «поглощения» постсоветской республики Россией перестал будоражить общественное мнение, в медийное пространство был сделан вброс о возможном пересмотре руководством страны стратегии сотрудничества с Москвой в области совместной обороны.

В частности, в СМИ все чаще стал упоминаться вопрос нахождения в республике двух российских военных объектов: узла связи военно-морского флота России «Вилейка» (радиостанция «Антей») и радиолокационной станции «Волга» (узел «Барановичи») в составе российской системы предупреждения о ракетном нападении — договор аренды которых истекает в 2021 году.

И, несмотря на то, что Александр Лукашенко недвусмысленно заявил, что он даже и не думает как=либо пересматривать статус данных объектов, а глава Минобороны республики отметил, что вопрос о продлении договора будет решен в следующем году, эта тема, переплетаясь с темой новой российской военной базы в Белоруссии, весьма активно обсуждалась в информационном поле страны в уходящем году.

При этом стоит отметить, что аналитики не склоны драматизировать ситуацию, так как вопросы обороны двух государств на протяжении всего периода их отношений никогда не подвергались каким-либо сомнениям. В Москве могут на многое закрывать глаза, однако любое изменение позиции официального Минска в данной сфере неизбежно приведет к серьезным последствиям, которые не нужны ни белорусской, ни российской сторонам.

Поэтому с определенной долей уверенности можно говорить, что вопросы военно-технического и оборонного характера вряд ли станут предметом серьезного обсуждения Белоруссии и России в ближайшей перспективе.

Помимо вопросов внешнеполитического сотрудничества, на двухсторонние связи определенное влияние оказали и внутриполитические процессы, идущие в Белоруссии. При этом необходимо констатировать, что за прошедший год в стране не произошло ничего, о чем бы ранее не говорили аналитики.

Например, процесс белорусизации, который в настоящее время признается на официальном уровне и продолжает постепенно набирать обороты: в стране впервые разрешили проведение праздничных мероприятий, посвященных дню основания Белорусской народной республики (БНР), сообщили о том, что корни белорусской государственности тянутся из Полоцкого княжества и ВКЛ, фактически перестали обращать внимание на националистические выпады оппозиции в адрес России и прочее.

Эти вопросы стали предметом довольно продолжительной дискуссии в ряде СМИ и среди российских политиков. Однако следует заметить, что все выше обозначенные процессы идут в Белоруссии уже не первый год, оказавшись, в конце концов, под контролем государства.

Не «омрачает» происходящее в Белоруссии даже то, что в Евросоюзе, несмотря на попытки белорусских властей продемонстрировать лояльность прозападному крылу общества, продолжают критиковать Минск за отсутствие в стране демократии и нарушения прав человека. Особое место в данном контексте занимают два громких политических процесса уходящего года.

В первом случае — это суд над белорусскими публицистами Дмитрием Алимкиным, Сергеем Шиптенко и Юрием Павловцом, которые провели в СИЗО 14 месяцев и были осуждены якобы за разжигание ненависти к белорусам, а на самом деле — за резкую критику нынешней политики властей, направленную на сближение с русофобствующим крылом оппозиции.

Во втором — так называемое «дело БелТА», в рамках которого правоохранительные органы Белоруссии провели своеобразную чистку ряда негосударственных СМИ, продержав несколько дней в изоляторе временного содержания их журналистов и главных редакторов.

Примечательно, что только во втором случае, где, в отличие от ситуации с пророссийскими публицистами, все закончилось без каких-либо серьезных последствий (кроме главного редактора портала tut.by, все отделались штрафами), задержанных журналистов местные правозащитники назвали «жертвами политических репрессий», даже несмотря на то, что они полностью признали свою вину.

При этом стоит отметить, что в то время как в Евросоюзе оба дела были объявлены политическими и имеющими все признаки нарушения прав и свобод граждан, в России на официальном уровне к ним остались практически равнодушны, если не считать заявления представителя МИД России Марии Захаровой, призвавшей «белорусскую сторону максимально ответственно подходить к рассмотрению данного уголовного дела (пророссийских публицистов — Ред.) в строгом соответствии с взятыми на себя Белоруссией обязательствами, прежде всего в плане соблюдения свободы выражения мнений».

В целом же 2018 год в белорусско-российских отношениях был довольно предсказуемым. Это объясняется тем, что политические взаимоотношения двух стран уже не первый год развиваются по одной и той же схеме: нарастание определенной напряженности за год-полтора до президентских выборов в Белоруссии, сменяющееся рабочими отношениями на протяжении последующих 2−3 лет после переизбрания главы белорусского государства.

Событиями же прошедшего года, которые действительно можно назвать неординарными, стали решение Кремля определиться с будущим интеграции двух стран и отказ от бездумного финансирования белорусского режима. И, по всей видимости, именно эти два ключевых момента и станут той основой, на которой будет строиться сотрудничество Минска и Москвы в ближайшей перспективе.

Западная редакция EADaily

Также смотрите: 





Похожие новости:
Добавить коментарий
Коментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Google+