Привет, Гость!
Навигация
Голосование
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое

«У Горбачёва отняли всё»

«У Горбачёва отняли всё»

07 декабря '18




«Право «управлять экономикой», «руководить руководителями», «влиять на прессу»... Осталась идея Союзного единения. И он - её символ и проповедник. Иначе ему просто нечего делать...». Что было в Кремле 6 декабря в 1983 и 1991 годах.



Из дневников Анатолия Черняева – заместителя заведующего Международного отдела ЦК КПСС (1970-1986 гг.), помощника Генерального секретаря ЦК КПСС и помощника президента СССР Михаила Горбачёва (1986-1991 гг.).

Опыт дореволюционных большевиков
6 декабря 1983 г. Сегодня доделывал доклад Б.Н. (Пономарёва) для совещания Секретарей ЦК соцстран, который ещё больше потерял смысл, как и само совещание – после вчерашней пресс-конференции Огаркова-Корниенко-Замятина, на которой тоже, впрочем, не было сказано ничего нового.
После обеда я принимал делегацию Ирландской рабочей партии во главе с генсекретарём Шоном Гарландом. Несколько лет мы добивались от О’Риордана согласия на контакты с нею. Так и не получили его. Но я уговорил Б.Н.’а и состоялось решение ЦК. Взял на себя заявить им, что с этого момента межпартийная связь между РПИ и КПСС можно считать установленными. Серьёзная партия с глубокими корнями в национальной почве и с искренним стремлением перенять опыт дореволюционных большевиков. Конечно, за ней будущее. И О’Риордан оказывается за бортом совсем.
Но для нас ещё один сигнал: МКД расшивается не только «еврокоммунизмом» и китайцами, но и появлением вот таких партий, которые свободны от груза ошибок и не осуществившихся надежд комдвижения, которые ничем формально ему не обязаны, но которые принимают на себя бремя революционного процесса. И хорошо, что у нас хватает здравого смысла, не копаясь в природе и характере этого явления, брать их всерьёз и признавать их.
«Если не пойдут на Союз, я ухожу, мне места не остается»

6 декабря 1991 года. Пятница. День пропустишь - исчезают из запоминания важные вещи. Например, после обращения к парламентариям он заставил меня писать обращение «К гражданам Украины». Целый вечер сидели у него + Яковлев и Ревенко, который, объявив себя «ярым украинским националистом», возражал против самого такого акта: «будет иметь обратное значение», «перебор», «Вы уже не раз всё сказали»... И т.д.
Его поддерживал Яковлев. Я отстаивал «желательность». И исходил не из возможного результата: он очевиден. А из потребностей Горбачёва. Он сделал ставку... У него отняли всё: «управлять экономикой», «руководить руководителями», «влиять на прессу»... Осталась идея Союзного единения. И он - её символ и проповедник. Иначе ему просто нечего делать... И это видно по его «распорядку дня». Он ищет всяких встреч - со своими и иностранцами. Чуть ли не каждый день даёт интервью, выходит к журналистам после заседаний и т.д. Часами просиживает с собеседниками, от которых можно что-то ждать с точки зрения воздействия на что-то: то с Егором Яковлевым, то с А.Н. Яковлевым, то с Грачёвым и Черняевым, то с Шеварднадзе... И т.д.
Сочинив «Обращение к Украине», превратившееся в Заявление, от которого он на утро тоже отказался (и я - переменив свою точку зрения - убедил его, что - не надо), сели в том же составе готовиться к его встрече с Ельциным (накануне завтрашней встречи тройки славянских президентов в Минске)... Проигрывания вариантов не получилось... Он вяло слушал, а потом понуждал «прослушивать» его монологи. И ничего нового - аргументы, аргументы в пользу Союза. Их десятки и все разумные и неопровержимые, но всем им противостоит нутряное - а мы вот хотим сами и уверены, что получится!..
Рефрен: если не пойдут на Союз - я ухожу, мне места не остаётся. И рядом план: созвать Госсовет, Съезд народных депутатов + обратиться прямо «К народу» (через ТВ)... И потребовать плебисцита: вы за Союз или нет? Все это иллюзии - и Съезд не соберёшь, и плебисцит не проведёшь, если республики не захотят. Да и кто будет оплачивать? И кто будет реализовывать, если даже «да»?. Ведь уже «реальность», что реальная власть в руках элит: кравчуков, ельциных, бурбулисов. Я это ему все открыто говорил. Он не утихает. И в общем - правильно делает, ибо это единственное его «видное» занятие, хотя газеты посмеиваются...
Впрочем, особенно в связи с 50-летием Битвы под Москвой, - немножко кренилось в пользу единства. И я сам - при всём неверии в Союз - когда встречался в эти два дня с Брейтвейтом и Дюфурком, горячо оперировал аргументацией Горбачёва.
Сегодня был Анталл - венгерский президент. Переговоры –«нормально», дружественно... хотя со скепсисом со стороны венгра («такой огромной страной управлять из центра нельзя»)... М.С. и глазом не моргнул - что поступал неправильно, долго отказываясь приглашать Антала. И сделал это только под угрозой «болгарского» варианта, ибо тот всё равно приехал бы по приглашению Ельцина... Опять - поток аргументов (в беседе) в пользу Союза, ещё более выразительных. А перед журналистам даже поставил Венгрию в пример Украине: вот, мол, та «поступает» ассоциированным членом в ЕС, а Украина не хочет быть в политическом союзе с теми, с которыми она жила переплетённой столетиями!
Ходили возлагать венок к Могиле Неизвестного Солдата - 50 лет Московской битвы... Президент и кто? ... Шеварднадзе, Яковлев, Шапошников, Бакатин, Примаков, Силаев, Медведев, да мы с Грачёвым. Вот и все приближенные к высшей власти, - «советское (центральное) правительство» на данный момент!! Не густо.
Печально однако: вспомнил, как в эти дни 50 лет назад наш 203 лыжный батальон в составе Ударной Армии подогнали в эшелоне к Сходне-Крюкову (оттуда перевезён прах неизвестного солдата)... Какой был мороз и в нескольких км передовая - стрельба, первое соприкосновение с войной. Как мать с Любой Артишевской, первой, несчастливой моей женщиной, чудом прорывались туда. И минут 20 посидели в какой-то избе, хозяйка пустила нас. И как было «неловко» (Люба уже меня не любила и отбывала номер милосердия), а мать - тоже уже «отрезала» меня, но выполняла материнский долг. Не помню, чтоб плакала. И простились по-быстрому... под пулемётный треск, не прекращавшийся где-то совсем рядом. Но в бой нас не запустили, а на другой день опять в эшелоны - к Москве, на Окружную, оттуда - на Савёловскую ж.д. (Ленинградская была перерезана) и на Северо-Западный фронт под Старую Руссу - окружать Демянск.
Медаль «За оборону Москвы» мне, однако, потом дали. Вручал Толмачев... и мне было, помню, «не очень» - вроде не за что. Хотя, впрочем - всё лето противотанковые рвы рыл под Рославлем и т.д. и т.д..., отступая от немцев... под бомбежкой.

Также смотрите: 





Похожие новости:
Добавить коментарий
Коментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Google+