Привет, Гость!
Навигация
Голосование
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое

» » Кто спасет Белоруссию из «атомной ловушки»

Кто спасет Белоруссию из «атомной ловушки»

Кто спасет Белоруссию из «атомной ловушки»

18 ноября '18




Кто спасет Белоруссию из «атомной ловушки»

Лукашенко всерьез озаботился тем, куда девать электроэнергию с новой АЭС, которая уже совсем скоро должна начать работать. На экспорте в Польшу и Литву, как планировалось, вряд ли получится зарабатывать, на Украине из-за кризиса спрос только падает. Самой Белоруссии столько электроэнергии не надо. Кто спасет оказавшийся никому не нужным белорусский проект и за чей счет?


Правительство должно выработать четкий план, чтобы расширить использование электроэнергии в различных сферах, заявил Александр Лукашенко на совещании по совершенствованию системы управления белорусской энергетикой, информирует БЕЛТА.


По словам Лукашенко, в Белоруссии очень низкий уровень потребления электроэнергии – в два–три раза ниже, чем в развитых странах. Между тем скоро должна заработать Белорусская АЭС под Островцом. Лукашенко настаивает, что электроэнергия от АЭС должна быть востребована.


В момент принятия решения о строительстве АЭС в Белоруссии в 2012 году существовала несколько иная энергетическая реальность, чем сейчас. Тогда не было сомнений в работе так называемого кольца БРЭЛЛ, которое синхронизирует энергосистемы Белоруссии, России, Эстонии, Латвии и Литвы. И Белоруссия планировала экспортировать электроэнергию с АЭС в балтийские страны, в первую очередь в Литву и Польшу. Особенно после закрытия в 2009 году Игналинской АЭС в Литве.


Однако Литва уже заявила, что не будет покупать белорусскую электроэнергию. Голоса против БелАЭС звучат и в Польше, хотя Минск еще не оставляет надежд на поляков. В любом случае, вопрос экспорта электроэнергии из Белоруссии в ЕС из коммерческой плоскости давно перешел в геополитическую. Тогда как с экономической точки зрения европейцы нигде не найдут электроэнергию дешевле, чем в Белоруссии (или России).


В итоге Минск оказался в западне – куда девать электроэнергию, которую начнет с 2020 года вырабатывать АЭС? Суммарная электрическая мощность станции составит до 2400 мегаватт.


Проблема действительно серьезная. Осложняется она тем, что потребление электроэнергии в самой Белоруссии выросло не так значительно, как это виделось семь лет назад.


«Тогда прогнозировали довести потребление до 47 млрд кВт·час, однако в реальности недотягивают и до 40 млрд кВт·час. Рост экономики идет не теми темпами, которые были запланированы в 2011 году», – говорит Алексей Анпилогов, много лет проработавший в украинской атомной энергетике, а ныне – руководитель фонда исследований «Основание».


В теории продавать электроэнергию можно было бы Украине. Но и здесь, к сожалению, не все так гладко. С одной стороны, планы по модернизации и строительству новых АЭС на Украине фактически погибли. Однако, с другой стороны, и потребление электроэнергии там не растет, а падает. Во-первых, там быстро снижается промышленное производство, а заводы являются крупнейшими потребителями электроэнергии. Во-вторых, население, мягко говоря, бежит с Украины. «Называется цифра, что около 9 млн жителей Украины числятся гражданами, но при этом находятся за рубежом либо на постоянном месте жительства, либо на временной работе. Они тоже выпадают из баланса потребления электроэнергии», – говорит Анпилогов.


«Кроме того, Украине если и будет нужна дополнительная электроэнергия, то в часы пик, тогда как Белоруссии надо куда-то девать ночную электроэнергию. Это так называемая проблема ночного минимума, которая обострится с запуском атомной станции. АЭС невозможно разгружать в суточном режиме – и днем, и ночью будет одна и та же нагрузка, колебания мощности не больше процента», – говорит старший эксперт Фонда «Институт энергетики и финансов» Сергей Кондратьев.


Таким образом, в случае разрыва БРЭЛЛ и снижения потребления на Украине у Белоруссии остается, по сути, два варианта по загрузке своей АЭС. Во-первых, как и потребовал Лукашенко, надо увеличить потребление электроэнергии внутри страны. С другой стороны, спасение, как всегда, придет из России, которая будет покупать белорусскую электроэнергию. «В Европу белорусов под различными поводами будут не пускать. Поэтому, конечно, от позиции российского руководства в целом зависит успешность белорусского атомного проекта», – уверен Анпилогов.


Основное решение для БелАЭС – это рост экономики самой Белоруссии. Например, большая часть железных дорог Белоруссии до сих пор не электрифицирована, а это поднимет спрос на электроэнергию. «Надеяться только на РФ как на емкий рынок сбыта электроэнергии – это как полет на одном крыле», – считает эксперт.


Есть еще один вариант поднять потребление электроэнергии внутри страны, замечает Сергей Кондратьев – перейти на электрическое отопление. По его данным, валовое потребление Белоруссии находится в последние годы на уровне 35–38 млрд кВт·час, это около 4 тыс. кВт·час на человека. В России потребление почти в два раза выше – больше 8 тыс. кВт·час на человека, на Украине – менее 5 тыс. кВт·час.


«Однако я не бы не сказал, что белорусы потребляют мало. По факту эти различия обусловлены разной структурой промышленности. В России из 1,1 трлн кВт·час, которые мы ежегодно производим, больше 100 млрд кВт·час уходит в алюминиевую промышленность, большие объемы потребляет черная металлургия, иными словами, те отрасли, которые в Белоруссии либо не представлены совсем, либо в небольшом объеме. Поэтому Белоруссии надо либо строить большие энергоемкие производства, что делать только ради утилизации электроэнергии атомной станции – странно. Либо стоит увеличить потребление электроэнергии за счет отказа от других энергоносителей. Например, в Белоруссии разработали план по развитию максимального использования электроотопления за счет отказа от газовых котельных», – говорит Кондратьев.


Но, конечно, решить экспортные проблемы БелАЭС без России будет очень нелегко. Москве, впрочем, будет не так сложно помочь Минску в этом вопросе.


Во-первых, белорусская АЭС построена на российские кредиты, и Россия заинтересована в возвращении этих денег. Во-вторых, старые мощности в России выбывают быстрее, чем строятся новые, и это отставание может сыграть на руку Белорусской АЭС.


Замена энергетических мощностей на северо-западе и в центральной части России идет не так быстро, как это было прописано в изначальных планах. Поэтому БелАЭС может взять на себя выпадающие в России объемы, говорит Анпилогов.


«И хотя в Центральной России избыток мощностей, большой проблемы для российского энергорынка не будет. Белорусские объемы в масштабе российского рынка невелики», – добавляет Кондратьев.


Российские потребители этого решения даже не заметят. Белоруссии придется поставлять нам электроэнергию по внутрироссийским ценам, тогда как на экспорте в Европу белорусы смогли бы зарабатывать, конечно, больше. В итоге сроки окупаемости строительства БелАЭС окажутся на несколько лет длиннее, чем планировали ранее, говорит Кондратьев.


Еще один вариант выхода для Белоруссии – это строительство аккумулирующей станции, которая сможет копить избыток ночной энергии. Однако это очень дорогое удовольствие, которое обойдется в лучшем случае в 2 млрд долларов за станцию мощностью в 1 гигаватт, говорит Кондратьев.



Также смотрите: 





Похожие новости:
Добавить коментарий
Коментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Google+