Привет, Гость!
Навигация
Голосование
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое

Убитые МиГи и треснувшие БТРы — это только начало

Убитые МиГи и треснувшие БТРы — это только начало

08 февраля '18




Убитые МиГи и треснувшие БТРы — это только начало

Скандальная история с хорватскими истребителями МиГ-21, «модернизированными» на украинских заводах до состояния полной непригодности к полетам, все больше напоминает цирк. В начале месяца СМИ Хорватии сообщили, что Загреб, в свое время купивший у Киева 12 реактивных самолетов, в пух и прах раскритиковал качество их ремонта, который, согласно условиям контракта, должны были проводить украинские специалисты на своих предприятиях.


Выяснилось, что местные «кулибины» едва не доломали и без того не самые новые машины: часть «МиГов» после регламентных работ не смогла подняться в воздух, на других обнаружили утечки топлива и дефекты в навигационном оборудовании. Загреб намерен в ближайшее время вернуть бракованные машины Киеву и потребовать заменить их исправными.


Госкомпания «Укрспецэкспорт», отвечающая за поддержание истребителей в исправном состоянии, все яростно отрицает. По словам ее представителей, информация хорватских СМИ не соответствует истине и вся шумиха «обусловлена только недобросовестной конкуренцией со стороны России». «Перевод стрелок» на вездесущую руку Москвы для нынешней киевской власти уже давно служит универсальным оправданием собственных провалов и неудач. Однако покупателей украинской военной продукции из разных стран все чаще интересует другой вопрос: откуда растут руки у самого Киева.


Треснувшие БТР


Украинские оружейники далеко не первый раз подставляют своих зарубежных клиентов. В начале 2014 года Ирак вернул Киеву сразу 42 бронетранспортера БТР-4 и аннулировал контракт. Выяснилось, что из 88 машин, уже доставленных покупателю, удалось завести лишь 56. Из них только 34 смогли сдвинуться с места. На десяти БТР были неисправны или вовсе отсутствовали стартеры. Дальше — больше: иракские спецы выявили дефекты в работе четырех прицелов, восьми панорамных устройств, десяти блоков системы управления огнем. Неисправными признали и вооружение БТР-4 — шесть пушек, восемь пулеметов и 11 автоматических станковых гранатометов. Подавляющее большинство аккумуляторных батарей просто-напросто не работали, иракцам пришлось закупать аналоги в Китае. Как вишенка на торте — в корпусах техники были обнаружены трещины.


«Машины очень старые, корпуса ржавые, машины непригодны к эксплуатации», — коротко оценил украинские бронетранспортеры еще в 2013-м представитель парламентской комиссии Ирака по безопасности и обороне Шиван Мухаммед Таха.


Иракская сторона все-таки оставила у себя несколько десятков бронетранспортеров, однако их пришлось разбирать до винтика, проверять все узлы и агрегаты, своими силами устранять дефекты и собирать машины заново. Они худо-бедно ездят и даже принимают участие в боевых действиях против террористов — измотанный бесконечной войной Ирак испытывает острую нехватку легкой бронетехники и готов ухватиться за любое «железо».


А вот Казахстан, заключивший в 2012-м договор с Украиной на совместное производство ста БТР-4, отказался даже от опытной партии. Единственный тестовый экземпляр бронетранспортера вернули в Киев, после того как выявили в его конструкции многочисленные дефекты. В прошлом году примеру Казахстана последовала Индонезия, отказавшаяся от закупок БТР-4 в пользу российской машины БТ-3Ф. Индонезийцам хватило опытной эксплуатации пяти украинских бронетранспортеров.


Новые старые танки


Схожая судьба постигла танки «Оплот», контракт на поставку которых Украина заключила с Таиландом еще в 2011 году. Эти машины на базе советских Т-80УД не рассыпались на составные части от малейшей вибрации и были собраны качественнее мертворожденных БТР-4. Но их сложно было назвать новыми. Дело в том, что в них зачастую использовались узлы и агрегаты со старых танков, десятилетиями находившихся на складах хранения, а то и ржавевших под открытым небом. На «Оплоты» устанавливались, в частности, двигатели ТД-1000Т разной степени сохранности от первых Т-80, принятых на вооружение еще в 1976 году. Тогда эти движки были по-настоящему прорывными, но с тех пор минуло больше 40 лет.


Впрочем, главная проблема — не техническое состояние «Оплотов». Промышленность Незалежной попросту не потянула контракт на выпуск 54 основных боевых танков, которые, хоть и с натяжкой, можно назвать современными. За пять лет украинские танкостроители обеспечили поставку заказчику только 20 машин. В 2015-м завод имени Малышева не выпустил ни одного танка, и Киев попросил Бангкок перенести срок полного выполнения контракта на октябрь 2017-го, но покупатель на это уже не пошел. В качестве замены «Оплоту» Таиланд выбрал китайский VT-4. Контракт на поставку 28 танков уже подписан.


Очевидно, Бангкок иметь дело с Киевом по вопросу поставок техники больше не будет. В начале прошлого года министр обороны королевства Правит Вонгсумон резко раскритиковал своих нерасторопных партнеров и заявил, что контракт с Украиной стал основной проблемой в деле перевооружения тайской армии. Подобный упрек от политика такого уровня вполне можно расценить как черную метку на дальнейшее военно-техническое сотрудничество.


Распродать остатки


При всех проблемах украинской оборонки, амбиции у руководства страны по-настоящему космические. Петр Порошенко еще в мае 2015-го поставил перед украинским ВПК серьезную задачу — войти в ближайшие годы в топ-5 мировых экспортеров вооружения. Учитывая, что промышленность Незалежной дышит на ладан и не способна производить действительно новую военную продукцию, добиться этой цели Киев может только одним способом — устроив грандиозную распродажу собственных запасов боевой техники, которая еще на ходу. Естественно, такая «щедрость» немедленно ударит по состоянию Вооруженных сил Украины, лишившихся в Донбассе немало «брони». Эти запасы далеко не безграничны: после распада СССР Киев успел распродать в страны третьего мира большую часть советского военного наследства. И проблемы с хорватскими истребителями МиГ-21 — лишь верхушка айсберга, под которой скрывается комплексный и глубокий кризис украинской оборонки и государственного управления в целом.


«Эта ситуация свидетельствует не столько о положении украинского ВПК, который был когда-то очень сильным и мало отличался, скажем, от российского или белорусского, сколько о качестве госуправления тех, кто там пришел к власти, — рассказал в эфире радио Sputnik политолог Семен Уралов. — Никто ведь сейчас не рассматривает Украину как территорию развития. Там властвует логика мародеров, когда нужно снять лишь быструю первую прибыль. Эта логика проявляется во всем, а в ВПК последствия просто лучше заметны, если там нет никакой культуры производства. Украина выпала из числа стран с хорошей репутацией. Они уже давно распродают куда угодно непонятно какую технику. Теперь это мародерство дошло и до Европы, где хотели воспринимать Украину как страну, идущую по пути евроинтеграции».



Также смотрите: 





Похожие новости:
Добавить коментарий
Коментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Google+