Привет, Гость!
Навигация
Голосование
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое

» » «Я категорически запрещаю»

«Я категорически запрещаю»

«Я категорически запрещаю»

17 февраля '12




«Я категорически запрещаю»«У нас до сих пор идет подготовка к войнам, которые либо уже закончились, либо которые мы уже проиграли». Такими словами Дмитрий Рогозин с трибуны Совета Федерации продолжил свою полемику с российским генералитетом. Выясняется, что его отношения с Минобороны столь натянуты, что Анатолий Сердюков и его заместители даже уклоняются от совместных с Рогозиным поездок.

В четверг в Совете Федерации состоялись слушания по проблемам ОПК. Главным оратором на них стал вице-премьер, куратор ОПК Дмитрий Рогозин. Поначалу слушания протекали в чисто деловом ключе.

Основной свой гнев Рогозин, выступая с трибуны, направил на безымянных коррупционеров, которых он намерен разыскать как на самих оборонных предприятиях, так и среди посредников. Рогозин не назвал объемы коррупционных сделок, но признался, что основные проблемы возникают при получении оборонными предприятиями банковского кредита и регистрации фирм-однодневок.

«Я считаю, что коррупция при обеспечении обороны и безопасности должна приравниваться к госизмене», – жестко заявил затем Рогозин. Он заметил, что одна из основных причин коррупции в гособоронзаказе связана с отсутствием конкуренции среди банков и кредитных организаций, обеспечивающих финансирование гособоронзаказа.

Чтобы правительство, в том числе Минфин, могло бы наладить контроль за кредитованием оборонных предприятий и размером процентных ставок, Рогозин даже предложил отменить норму о банковской тайне, если она касается производства военной техники. Еще одна возможность для коррупции, по словам вице-премьера, это «откаты» посредникам, которые возникают при закупке иностранных вооружений. Их «аппетиты», по мнению вице-премьера, нужно умерить.

Напомним, что директора российского ОПК уже не раз выражали свое недовольство закупками иностранного вооружения, которые инициировал глава Минобороны Анатолий Сердюков, например сделкой по «Мистралям».

На непрозрачность оборонных расходов указала и спикер Совфеда Валентина Матвиенко. «Ситуация усугубляется и тем, что у нас пока нет контрактного права, а есть ведомственные нужды. Это затрудняет контроль за эффективностью государственных расходов. В этой связи целесообразно ввести персональную ответственность за результаты реализации программ вооружения, выполнение пунктов гособоронзаказа», – призвала Матвиенко.

Выступивший следом главный конструктор Московского института теплотехники, создатель «Булавы» Юрий Соломонов сообщил сенаторам, что работа ОПК никак не скоординирована с действиями Минобороны и в целом правительства.

«Эту задачу в 2012 году необходимо срочно решать. Этот вопрос очень острый и чувствительный. И хотя за 10 лет в области строения ядерного вооружения была достигнута эффективность производства, которой не было даже в годы советской плановой экономики, ОПК по-прежнему отстает и по уровню производственной базы, в некоторых научно-технических вопросах», – отметил ученый.

Впрочем, Минобороны по-прежнему винит скорее самих оружейников. Позицию военных на слушаниях выразил первый замминистра обороны Александр Сухоруков, заявивший сенаторам, что в течение последних лет качество поставляемого им вооружения стабильно и серьезно снижалось.

«В соответствии с анализом, проведенным Минобороны, цены на военную продукцию показывают рост на 15–20% в год. Это ведет к росту цен на военную продукцию в течение пяти лет в два раза, – посетовал Сухоруков, добавив, что одновременно падает качество продукции. «Так, по сравнению с 2009 годом в 2010-м претензий было на 20% больше, еще больше – в 2011 году», – отметил замминистра.

Тогда Рогозин вновь взял слово, попытавшись защитить ОПК от упреков. Он заявил, что Минобороны зачастую заказывает у оборонных предприятий такую технику, которая уже никому не нужна и ей никто никогда не воспользуется. В выражениях при этом вице-премьер не стеснялся.

«Все «хотелки» Минобороны должны исходить из анализа того, какое вооружение будет актуально и через 20, через 30 лет. Иначе это распыление средств. А у нас сейчас до сих пор идет подготовка к войнам, которые либо уже закончились, либо которые мы уже проиграли», – возмущался Рогозин с трибуны. Он подчеркнул, что сейчас войны идут уже по совсем другим правилам и громадные оборонные производства 1930-х годов уже никому не нужны.

Здесь Рогозин отвлекся от повестки слушаний и перешел на личные темы. Вместо кропотливого планирования Минобороны все чаще занимается интригами, неожиданно заявил вице-премьер.

«Сейчас ситуация в ВПК такова, что не время сводить счеты друг с другом. Я категорически запрещаю, имея на то полномочия, вести какие бы то ни было дискуссии через СМИ, которые развернулись между Минобороны и оборонкой. Все дискуссии по качеству отечественного вооружения должны вестись исключительно в рамках профессионального цеха», – отметил Рогозин.

Как сообщала газета ВЗГЛЯД, спор Рогозина и начальника Генштаба генерала армии Николая Макарова вырвался в публичную плоскость еще во вторник, когда вице-премьер через свой «Твиттер» настоятельно призвал генерала не критиковать отечественных разработчиков военной техники в СМИ.

Впрочем, отношения Рогозина и военного ведомства, похоже, остаются натянутыми с самого момента его прихода в правительство. Источник в окружении вице-премьера сообщил газете ВЗГЛЯД, что глава министерства Анатолий Сердюков, Макаров и другие заместители министра ни разу за все два месяца его работы вице-премьером не сопровождали Рогозина в поездках по военным заводам, предпочитая вести с ним и с директорами ОПК полемику в прессе.

Напомним, что ранее Макаров заявил, что Сухопутные войска не устраивает ни один предлагаемый ОПК образец – от стрелкового оружия до бронетехники – и что по ряду характеристик отечественная продукция серьезно отстает от своих западных конкурентов. В связи с этим армия, объявил Макаров, фактически прекращает закупки бронетехники в следующие пять лет. Этот срок дают разработчикам для создания чего-то принципиально нового и неоспоримо качественного.

Рогозин в ответ заявил, что армия и флот будут перевооружаться планово, намекнув также, что Генштаб не единственный, кто принимает решение о закупках бронетехники.

Тем не менее сам Рогозин опроверг сообщение газеты «Известия» о том, что ГОЗ уже точно будет передан на уровень правительства. «Такие вопросы должны решаться при формировании нового правительства. Об этом будет думать президент. Все, что связано с толковищем на эту тему, – пока спекуляции», – подытожил вице-премьер.

Тем не менее одной из рекомендаций, принятых по итогам слушаний, как раз и стал вывод из-под Минобороны ГОЗа и передача его в ведение руководства правительства (то есть в ведение вице-премьеров). В разговоре с репортером газеты ВЗГЛЯД Рогозину в этом вторил глава комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров.

«С моей точки зрения, военные должны лишь заказывать то вооружение, которое им нужно, а затем проверить качество получаемой продукции. Все остальные вопросы, включая научную разработку продукции, должно решать правительство», – отметил Озеров. Он сообщил, что сенаторы также призвали усилить роль Военно-промышленной комиссии при правительстве, которую также курирует Рогозин. Сенаторы призвали добавить ей полномочий по координации создания перспективных образцов вооружения и спецтехники.

Впрочем, как сообщил «Интерфаксу» источник в Кремле, вопрос об управлении ГОЗом будут решать в администрации нового президента уже после выборов.

Следующий повод для публичного спора с военными у Рогозина может возникнуть уже совсем скоро. На 28 февраля в рамках «правительственного часа» назначено его новое выступление, правда, теперь уже в другой – нижней – палате парламента.

Также смотрите: 





Похожие новости:
Добавить коментарий
Коментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.