Вкус запретного плода
Привет, Гость!
Навигация
Голосование
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое

Вкус запретного плода

Вкус запретного плода

31 января '12




Вкус запретного плода«Боинг» словно парил над бескрайними просторами Атлантики. Только подумать: я летел во вчерашний день! Он уже клонился к закату в любимом Питере, откуда несколько часов назад наш самолет взмыл ввысь, а в Нью-Йорке, конечной точке маршрута, только-только забрезжил рассвет. Ко всему еще в моей голове то и дело прокручивалась «Гудбай, Америка» легендарного «Наутилуса Помпилиуса». Только почему же – прощай? Ведь надо бы – привет! Или по-американски – хелло! Но неподражаемый голос Вячеслава Бутусова снова и снова выводил: «Нас так долго учили любить твои запретные плоды...»

Кто вы, медная леди?

Аэропорт, носящий имя загадочно убитого тридцать пятого президента Джона Кеннеди, произвел неизгладимое впечатление и своими колоссальными размерами, и фантастическим архитектурным решением. Впрочем, видимо, так и должно быть в каждом уважающем себя мегаполисе. А красивейший город мира, каким по праву считают Нью-Йорк, – один из первых в этом списке.

Как и любой нормальный турист, я хотел увидеть в Штатах все, что успею за короткий срок пребывания в этой некогда запретной для советского человека стране. Но были у меня и особые желания. Мне хотелось прежде всего прикоснуться к статуе Свободы, запечатлеться у Белого дома, погулять по Манхэттену и окунуться в воды великого океана, несмотря на далеко не летнюю погоду.

Грандиозное творение под своим полным названием «Свобода, озаряющая мир» вряд ли оставит кого-то равнодушным. В правой руке статуи находится факел, а в левой – Декларация независимости. Одной ногой Свобода стоит на разбитых оковах. Высота конструкции составляет 46 метров, а если считать вместе с гранитным постаментом от уровня земли – 93 метра.

Экскурсоводы на различных языках твердят как заведенные, что медную леди поставили на острове Свободы к вековому юбилею подписания Декларации независимости. Правда, тут нестыковочка получается: произошло сие знаменательное событие в 1886 году, а до 1956 года никакого острова Свободы не значилось ни на одной карте. Остров Бедлоу – да, был. А еще экскурсоводы уверяют, что статуя, как подарок от французов, – символ того, что жители далекой страны поддерживают население Америки в борьбе за отмену рабства. Французский скульптор Фредерик Огюст Бартольди, создавший этот шедевр, хотел сделать статую символом крепкой дружбы между США и Францией. Правда, до настоящего дня остается неизвестным, кто выступил в роли модели. Экскурсоводы уверяют, что скульптор ваял свой шедевр с родной матери.

Но существует и другое мнение. Бартольди первоначально задумал статую как часть маяка при входе в Суэцкий канал. После краха компании, которая строила канал, французское правительство решило подарить бронзовую фигуру американцам. Прямо-таки вариант а-ля Церетели с памятником Петру Первому в Москве! Так вот и оказалась медная леди на острове в Гудзоновом заливе. И до сих пор остается предметом дискуссии властей штатов Нью-Йорк и Нью-Джерси. Они прежде всего, конечно, оспаривают границы острова и, соответственно, право брать мзду с посещающих статую туристов. А еще некоторые американцы спорят о расовой принадлежности дамы с факелом. Темнокожие активисты утверждают, что располагают серьезными доказательствами: моделью для скульптора Бартольди послужила парижская мулатка свободного поведения.

Но как бы там ни было, а статуя Свободы – самый известный символ США, который вызывает восхищение туристов всего мира. Тех же из них, кому повезло попасть внутрь статуи и добраться до ее короны, где расположена смотровая площадка, эмоции переполняют через край. Оттуда открывается просто потрясающий вид на утыканный небоскребами Манхэттен.

А сердце бьется бешено!

Как прежде остров именовали индейцы, никто не знает. История сохранила лишь тот факт, что этот лакомый кусочек земли некогда приобрел голландский исследователь Питер Минуит. Сделка с индейцами обошлась ему всего в 24 доллара. И первое официальное название остров получил от расположенного на нем голландского торгового порта – Нью-Амстердам. Имя Манхэттен он приобрел позже. По мнению этимологов, оно происходит от слов «манна-хата», что означает «малый остров». Однако в устье реки, впоследствии названной Гудзоновым проливом, обитали индейцы племени манахата.

Сегодня остров – один из пяти районов мегаполиса – по праву именуют сердцем Нью-Йорка. Это сразу понимаешь, когда окунаешься в бешеный ритм Манхэттена. Здесь сосредоточены власть, богатство и культура. Тут все шикарно. Тут все самое-самое! Тех, кто впервые здесь оказался, узнать в движущемся по тротуарам людском потоке совсем не трудно: они плывут по живой реке с задранными вверх головами, разглядывая небоскребы. А среди них невозможно не заметить самый-самый высокий. Его рост 443 метра, или 102 этажа! Это знаменитое здание – Empire State Building. Его воздвигли в 1931 году, и до башен-близнецов Эмпайр-стейт-билдинг на протяжении 40 лет считался самым высоким строением в мире. После теракта 11 сентября 2001 года это звание вновь вернулось к нему... Но Башня Свободы, которую возводят на месте трагически почившего Всемирного торгового центра, обещает к 2012 году снова побить все рекорды. Высота нового здания будет 532,8 метра!

А вот и Бродвей – самая известная улица мира. Ее неслучайно ассоциируют с богатством, зрелищами и шоу-бизнесом. Сейчас просто невозможно поверить в то, что когда-то самая длинная и самая старая улица Америки протяжностью в 25 километров была обычной индейской тропой. В XVII веке улица стала главной в Нью-Амстердаме – снова заслуга все тех же голландцев. Они сделали ее необычно широкой для того, чтобы по ней смогли проходить повозки. И именно из-за своей ширины дорога получила такое название. Улицей зрелищ Бродвей стали именовать благодаря великому шоумену мира П. Т. Барнуму, который в 1841 году открыл Американский музей на углу пересечения Энн-стрит и Бродвея. В музее находились экспозиции «странных» людей и самых экзотических животных. Ну что-то вроде питерской Кунсткамеры. Конечно, любопытный народ валил сюда валом. Первые американские универмаги были открыты именно на Бродвее, поэтому это место и называлось тогда «женской милей». До наших дней продолжает существование магазин «Мэйси», который ежегодно привлекает тысячи посетителей уникальной рождественской витриной. Знаменитый Американский театр на Бродвее находится, понятно, тоже на этой улице.

Пересечение Бродвея и Седьмой авеню носит название Таймс-сквер. Не только в Нью-Йорке, но и далеко за его пределами Таймс-сквер считают самым известным местом. Здесь находятся самые большие экраны, показывающие рекламные ролики, и магазин всемирно известных часов Swatch. А чуть дальше, почти перед входом в Центральный парк, на знаменитой Пятой авеню на несколько стеклянных этажей вглубь уходит магазин всемирно известной фирмы Apple – детища недавно покинувшего этот мир Стива Джобса. Тут же – большой стеклянный куб с подвешенным в нем хрустальным яблоком.

Что касается Центрального парка, то это совершенно другой мир. Это зеленый, живой мир больших размеров прямо в центре Манхэттена. Парк вряд ли можно обойти за день. По своим размерам он превосходит княжество Монако. Все тут очень красиво и ухоженно. По асфальтированным дорожкам бегают сторонники активного отдыха, а неактивного – расположились прямо на траве. Кто-то ест бутерброды или мороженое, кто-то пьет кофе или колу, кто-то читает газету или книгу, а кто-то просто дремлет, отдыхая от повседневной суеты большого города и наслаждаясь природой. А вокруг щебечут птицы, в озерах плавают дикие утки и множество черепах, которые всегда готовы принять угощения. В парке, как и во всех скверах Нью-Йорка, бегают обнаглевшие жирные белки, совсем не боящиеся кормиться прямо из рук. Время тут летит незаметно. И только сгущающиеся сумерки заставляют покинуть это сказочное место.

А ночной Манхэттен – это еще более красивое и неописуемое зрелище. Все горит, сверкает, на смену спешащим деловым людям выходят те, кто хочет отдохнуть в каком-нибудь кафе-ресторане или просто прогуляться. И, несмотря на столпотворение людей, ночной Манхэттен дарит умиротворение и спокойствие...

Потрогать быка не только за рога

Атлантические ветра продувают насквозь этот для кого-то, быть может, ненормальный мир. Его жизненный ритм не затихает ни на секунду много лет подряд. Недаром Нью-Йорк называют городом, который никогда не спит. Бытует твердое убеждение, что у его жителей только одна цель – деньги. Как будто людям других городов, включая российские, наплевать на презренный металл.

Кстати, в хранилище Федерального резервного банка Нью-Йорка, расположенном на глубине 24 метров под землей, находится четвертая часть всего мирового запаса золота. И если уж заговорили о финансах, то только туристы (а их ежегодно бывает в Нью-Йорке около 50 миллионов), тратят здесь во время своего отдыха около 30 миллиардов долларов. И еще одна любопытная цифирь. Самые дорогие квартиры в Нью-Йорке, конечно же, на Манхэттене. Средняя цена далеко не самого комфортного жилья колеблется от полутора до двух миллионов долларов. Когда я это услышал, то почему-то вдруг захотелось хоть одним глазком глянуть на манхэттенскую квартирку беглого министра финансов Московской области Алексея Кузнецова, которая стоит 20 миллионов долларов...

Продолжая денежную тему, как тут не вспомнить классика советской литературы. Городом Желтого дьявола окрестил Нью-Йорк побывавший в США в начале ХХ века Максим Горький. Писатель пришел к такому выводу потому, что жители города якобы поклоняются лишь «золотому тельцу». А такой телец, между прочим, есть в Нью-Йорке. Скульптор Артуро Ди Модика создал и отлил из бронзы «Атакующего быка». Сделал он этот монумент в 1989 году за собственный счет и по договору с муниципалитетом поставил на Бродвее, в пяти минутах ходьбы от Фондовой биржи. Наклонив голову и напружинив ноги, бык готов броситься в атаку на противника и завоевать отведенное ему жизнью пространство. Большую динамику, энергетическую насыщенность и слияние с окружением вряд ли можно увидеть в каком-то другом произведении искусства.

Этот Charging Bull является воплощением американского характера – мощного, напористого и бесстрашного. Ежегодно с быком фотографируются тысячи туристов. Нос, рога и бока статуи отполированы до желтизны прикосновениями хозяев и гостей города. Считается хорошим знаком перед началом трудового дня дотронуться до различных частей тела быка. Жаждущие славы и денег туристы приближают счастье, потирая причинное место бронзового животного так, что два шарика просто сверкают своей полировкой. Потер их и я, но по возвращению в Россию ничего хорошего это мне не принесло...

К слову, о цвете. Лично я бы назвал Нью-Йорк городом желтых такси. Они – бесспорный символ мегаполиса, их можно увидеть повсюду. И если уж вспоминать всуе Желтого дьявола, то он, скорее всего, имеет отношение совсем к другому прозвищу Нью-Йорка.

И все яблочные версии

Увы, не хватит никакой журнальной площади, чтобы рассказать обо всех достопримечательностях Нью-Йорка. Ведь кроме Манхэттена есть еще четыре больших района: Стейтэн-Айленд, Квинс, Бронкс и Бруклин. Об удивительном русскоязычном населении последнего надо писать отдельные очерки. Такое впечатление, что в Бруклине каждый второй – бывший советский гражданин. А район Брайтон-Бич вообще называют маленькой Россией на берегу океана. Только вот эта маленькая сильно уж отстает от большой. Брайтон-Бич, кишащий сплошь русскими названиями, люди, которые живут там, да и вся атмосфера напоминают Советский Союз в последние годы его жизни...

Не менее долго надо рассказывать, к примеру, и об удивительном творении рук человеческих – Бруклинском мосте, который связывает русскоговорящий район с Манхэттеном. Мост ни с каким другим не спутаешь – он весь украшен оригинальными арками. Это первое подвесное сооружение, которое было построено в США. Возводили его четырнадцать лет. В 1883 году состоялось торжественное открытие моста, он долгое время считался самым длинным в мире – 486 метров. Строительство обошлось в 15 млн. долларов, сегодня бы возведение такой конструкции составило бы 1,5 млрд. долларов.

Можно долго говорить и о социальном устройстве, и об обычаях в Америке. К примеру, я совсем не случайно вначале употребил слово «темнокожие». Ибо назовите их неграми или даже совсем, казалось бы, безобидным словом «шоколадки», огромные неприятности (вплоть до тюремного заключения) вам будут гарантированы немедленно. А если уж точно надо оказаться на нарах, то предложите взятку любому полицейскому.

Американцы совсем не зря гордятся своими правами и свободами, закрепленными в Конституции. Принятая в 1787 году, она действует в стране до сих пор – с внесенными в нее всего 27 поправками, в том числе знаменитым Биллем о правах (первые десять поправок). Лично мне нравится вторая – о праве народа хранить и носить оружие.

В общем, о Нью-Йорке, не говоря уж обо всех Штатах, можно писать бесконечно много. Но по поводу еще одной особенности города Желтого дьявола напоследок хотелось бы поделиться своим мнением. Кроме упомянутого прозвища, подаренного Алексеем Максимовичем Пешковым, Нью-Йорк имеет еще несколько имен. Его величают столицей мира, хотя он не является даже столицей США. Выше уже говорилось о городе, который никогда не спит. В жаркие летние дни ньюйоркцы вспоминают и другое название – каменный мешок. Но конечно же, самое главное из всех прозвищ – Большое яблоко!

Существует несколько версий происхождения этого названия. Одна из них гласит, что первыми деревьями, посаженными переселенцами на острове Нью-Амстердам, были именно яблони. Поэтому яблоко и стало символом города. Другая версия предполагает, что впервые фруктовое название было упомянуто самим Джоном Фицджеральдом Кеннеди, тридцать пятым президентом США. А почвой для такого необычного переименования Нью-Йорка стали лошадиные бега. Как известно, лошади любят яблоки, а по словам жокеев, нью-йоркские скачки – это одно «большое яблоко». Есть и такое мнение, что название получено от популярных в те годы танца и песни под названием «Большое яблоко». А еще одна версия связана с ансамблем джазовых музыкантов. Его участники очень любили называть места своего пребывания «яблоком». Однажды ребята приехали с гастролями в Нью-Йорк и окрестили огромный мегаполис Большим яблоком.

Но по-моему, ньюйоркцам, как говорится, абсолютно по барабану, откуда взялось у их родного города такое не обычное фруктовое прозвище. Главное, что оно им очень нравится. Неслучайно по всему городу развешены эмблемы и изображения большого яблока, включая хрустальное – у магазина под названием Apple.

Я бы тоже хотел внести свою лепту в количество версий. Для нескольких поколений советских людей Нью-Йорк сравним разве что с запретным плодом из библейской истории. Иные вкусившие его однажды получали страшное в то время прозвище – диссиденты. А если взглянуть на Манхэттен с высоты птичьего полета, то ведь и правда что-то есть от большого яблока.

Привет от Барака Обамы

Искупаться разок в Атлантическом океане я все-таки решился. Физического удовольствия от этой водной процедуры – бррр! – я не получил. А вот морального – выше крыши! Все-таки еще одно желание исполнено. Оставалось последнее – взятие Белого дома в столице США.

В отличие от Нью-Йорка Вашингтон поразил меня спокойствием и степенностью, не говоря уже о достопримечательностях. А Белый дом удивил скромностью и какой-то домашней ухоженностью дворовой территории. Словно и не президентское это место, а чей-то хоть далеко и не бедный, но какой-то загородный коттедж типа рублевских дач. А вот наш Московский Кремль... Хотя, может, скромность украшает и президентов тоже?

Вернувшись в Нью-Йорк, я решил оставшиеся несколько часов убить в Музее восковых фигур мадам Тюссо. С кем я только не запечатлелся в обнимку! Знаменитые на весь мир музыканты, артисты, политики, ученые, бизнесмены... Но самым любопытным, как выяснилось, оказалось мое соседство на снимке с нынешним президентом Бараком Обамой. Вернее, с его восковой копией. Дома многих людей удалось разыграть: вот видите, я у Белого дома, а потом ко мне подошли люди в штатском и предложили пройти внутрь. Дескать, я оказался каким-то там многомиллионным юбилейным посетителем и в подарок – экскурсия по Белому дому. Даже разрешили за президентским столом посидеть. А тут он и сам вышел. Не верите? А вот снимок! И народ верил. Правда, потом, когда я признавался в содеянном, люди были очень сильно разочарованы. Впрочем, я бы и сам купился на такую историю. И конечно же, тоже сказал бы свое «А жаль!». Наверное, это потому, что многие из нас еще не разучились верить в сказки...

Также смотрите: 





Похожие новости:
Добавить коментарий
Коментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Google+