Привет, Гость!
Навигация
Голосование
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое

» » Отдаст ли Россия Японии курильский ящик Пандоры

Отдаст ли Россия Японии курильский ящик Пандоры

Отдаст ли Россия Японии курильский ящик Пандоры

22 ноября '18




Отдаст ли Россия Японии курильский ящик Пандоры

Самое опасное в оживившейся дискуссии вокруг передачи Курильских островов Японии — то, что она вообще развернулась.


Премьер-министр Японии Синдзо Абэ пообещал на встрече с президентом России Владимиром Путиным, что на островах Малой Курильской гряды Хабомаи и Шикотан не будут размещены американские военные базы.


С этой новости начинались многие сообщения из Сингапура, где в середине ноября прошла эта встреча, эта новость обсуждалась во многих публикациях в российской прессе, эту новость со всех сторон вертели и переворачивали в социальных сетях.


Острова и базы. И доводы


Такое внимание общественности можно понять. Ведь наконец-то была названа внятная цена, которую японцы готовы дать за наши острова. Дальше действительно следуют варианты. Которые и обсуждались.


Например, такой. Абэ может обещать все, что угодно. Но будет ли следующий премьер выполнять его обещания? Захочет ли? Особенно в случае, скажем, ухудшения русско-японских или русско-американских отношений?


Тем более что американцы тут очень даже при чем. С точки зрения закона Япония, пусть это и не говорится прямо, но по факту так и есть, является страной, до сих пор оккупированной Соединенными Штатами. Согласно японо-американскому договору безопасности, США имеют право размещать свои военные базы на всей территории страны. И даже не особо спрашивая разрешения властей. Интересы безопасности и точка. Согласования и компромиссы, конечно, ищутся и находятся, но воля США все же в приоритете. Что и признают честно такие люди, как, например, секретарь Совета безопасности Японии Сетаро Яти.


Второй вопрос еще более естественен. Острова — это факты: земля, территория, государственные границы, двухсотмильная зона, ресурсы, права собственности и прочее. Обещание — это не факт. По факту американских баз на островах и так нет. И не будет, если Россия их никому не отдаст. Так для чего отдавать все то вещественное, фактическое, что дают острова в ответ на всего лишь слова?


Наконец, вопрос третий. Япония выступает так, что становится ясно: она хочет все или ничего. Не раз и не два генеральный секретарь правительства Японии Есихидэ Суга говорил (и недавно снова повторил), что в случае передачи его стране острова Шикотан и гряды Хабомаи никаких компромиссных статусов не будет, а будет полный суверенитет Токио на все эти территории. Он вообще решительный персонаж, Есихидэ Суга. И стоят за ним персонажи решительные. А в случае обеспечения полного суверенитета какая разница России, чья военная база будет запирать ей выход в Тихий океан через Советский пролив — американская или японская?


Словом, в итоге все сводится к одному вопросу: почем за рыбу гроши? С какой радости Россия должна отдавать острова, не получая за них вообще ничего? Смутные обещания, которые никто не собирается выполнять, договоримся не рассматривать.


Обещания смутные и не очень


Из этого у русской общественности возникает ряд других вопросов, уже посущественнее и поопаснее. Стремление российского руководства и президента лично к урегулированию территориального вопроса с Японией представляется очевидным. Возможно, руководство просто выкручивается, не желая отрезать вовсе отношения с Токио, а потому кормит японцев тоже по-своему невыполнимыми обещаниями.


Но тут вопрос первый. Невыполнимыми ли? Поиск компромисса со стороны Москвы настолько очевиден, что японцам остается быть даже благодарными: их упорство и восхитительно злое упрямство служат как раз укреплению русского суверенитета над Курилами. В условиях «все или ничего» только политический самоубийца в Кремле может решиться отдать острова. Даже Горбачев и Ельцин на это не решились! Но… Но почему же тогда Кремль все же предлагает компромисс за компромиссом и являет одну гибкую позу за другой? Ведь что вновь подхлестнуло дискуссию в обществе? Всего лишь намек со стороны президента, что его друг Синдзо Абэ выразил готовность Японии вернуться к обсуждению мирного договора на основе Совместной советско-японской декларации 1956 года. А в этой декларации как раз и прописана возможность передачи островов в обмен на мирный договор с Токио. О мирном же договоре часто говорит и Путин — в самых что ни на есть позитивных тонах.


Получается, что острова-таки могут отдать всего лишь в обмен на мирный договор?


Отсюда второй вопрос: а для чего нужен мирный договор? Для прекращения состояния войны с Японией? Глупости! Никакой войны по факту не ведется, да и не может вестись в силу наличия у России ядерного оружия и ядерной доктрины. Никакой войны нет и юридически, так как никто не отменял акта безоговорочной капитуляции Японии по итогам войны 1945 года. И как те же японцы говорили нам в 1905 году, что «война отменяет прежние договоры», никаких претензий ни на какие спорные территории быть не может. Ибо спорных территорий не существует по факту безоговорочной капитуляции проигравшей стороны. Она должна в ножки кланяться, что у нее остров Хоккайдо не забрали…


Как раз заменить акт о безоговорочной капитуляции должны были Сан-Францисский договор 1951 года и все та же пресловутая Декларация 1956 года. Но первый СССР не подписывал, то есть оставил в действии предыдущий документ — от 2 сентября 1945 года. А вторую в итоге отвергли сами японцы, требуя все или ничего.


Логическим образом отсюда вырастает вопрос третий: может быть, отсутствие мирного договора и статус капитулировавшей страны Японии отнимают что-то чрезвычайно важное у России? Что-то настолько важное, что можно ради этого поступиться парой клочков суши?


Тогда что? Инвестиции? Тот же вопрос, что и с базами: а кто-то обещал, что они будут? Кто-то жизнью своей гарантировал, что их выделят? Кто-то может поручиться, что даже выданные, они не будет свернуты в результате любой произвольной волны санкций? Япония — страна не суверенная. Вашингтон прикажет — и свернет она всякое экономическое сотрудничество как миленькая.


Может быть, технологии? Кто сказал, что США разрешат Японии ими делиться? А если их закупать тайно, так этому никакое отсутствие мирного договора не мешает. Как не мешало в 1960-х годах обходить тогдашние американские запреты на поставки в СССР технологий двойного назначения. Через ту же Японию обходить, кстати.


Что еще? Чего мы вообще можем ждать от уже много лет находящейся в рецессии японской экономики, раз уж от зависимой японской политики нам ждать нечего?


Цена вопроса вообще выше, чем кажется


Опять же, в общественных дискуссиях всплывал еще один пласт немаловажных, а может быть, и самых важных вопросов. Сводился он к теме того, какое воздействие на мир и геополитику России в нем окажет передача островов Японии по принципу «все в обмен не пойми на что».


То есть. Первое: у многих стран есть к России территориальные претензии. Если можно проигравшей войну Японии, почему нельзя проигравшей войну Финляндии? Почему ей нельзя получить обратно никелевые месторождения Печенги, а заодно и выход к Северному Ледовитому океану? Почему Латвия должна получить, по выражению Владимира Путина, от мертвого осла уши, а не Пыталовский район? Тот вообще депрессивный, жалеть не о чем. Почему Германии не вернуть Восточную Пруссию? Почему Швеции не отдать Курляндию с Лифляндией? Почему Монголии не вернуть Казань? Да и Рязань заодно — штурмовали же, взяли в честном бою. Если Японии можно, Монголия чем хуже, которая войну у Руси как раз выиграла, а не проиграла?


Второе: у Японии есть территориальные претензии к разным странам — Китаю, Корее, Филиппинам, Вьетнаму. Алеутские острова она у Америки в войну тоже захватывала. Если Россия отдала Курилы, почему Китай или Вьетнам должны стать исключением? Почему бы вообще всем все друг другу не поотдавать? А затем обратно поотнимать, чтобы справедливость была? Это же ящик Пандоры откроется! Полякам захочется «от можа до можа» снова, немцам — Силезию польскую, австрийцам — Венгрию, Венгрии — румынскую Трансильванию, Румынам — Бессарабию. Где остановимся? Когда? На каком времени? Если утерянное в 1945 году можно возвращать, отчего нельзя возвратить утерянное в 330 году до н. э., когда Персия была разгромлена Александром Македонским?


И последний пласт вопросов, самый короткий


Наконец, действительно самый короткий блок вопросов. Точнее, даже один вопрос. А кому, вообще-то, в России принадлежит… Россия? Ее территория? Кто имеет право решать вопрос о передаче ее чужой стране?


И это самый опасный вопрос. Получается, что этот «кто-то» есть. Потому что получается, что российское общество всерьез и в полную страсть обсуждает вопрос о том, будут ли переданы принадлежащие ему земли иной стране. Общество не крутит пальцем у виска, не смеется над забавными японцами, возомнившими невесть что! Общество озабочено! Общество в душе смирилось с мыслью, что за него и вместо него «кто-то» может решиться на передачу территории России чужим дядям! И общество убеждает этого «кого-то» не делать этого, не переступать грань! И не очень верит, что убедит…


Больше вопросов не имею…



Также смотрите: 





Похожие новости:
Добавить коментарий
Коментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Google+