Привет, Гость!
Навигация
Голосование
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое

Запад перестал бороться за украинскую трубу

Запад перестал бороться за украинскую трубу

13 февраля '18




Запад перестал бороться за украинскую трубу

После переговоров с датским коллегой Андресом Самуэльсоном министр иностранных дел России Сергей Лавров довольно уверенно заявил: «Затронули вопрос одобрения Данией заявки на прокладку газопровода «Северный поток — 2» в территориальных водах королевства. Подчеркнули нашу принципиальную позицию, что рассмотрение заявки должно проводиться на основе того законодательства, которое существовало и в Дании, и в целом в Евросоюзе на момент подачи обращения».


Для таких слов у Сергея Викторовича были весьма серьезные основания.


Поясним.


Собственно говоря, понимание того, что говорить о «Северном потоке — 2» нужно сейчас как о свершившемся факте, есть не только в заинтересованной Москве и еще более заинтересованном Берлине, но даже и в Вашингтоне.


И дело тут уже не в том, что там происходит некоторое переосмысление коренных отношений с не желающим утрачивать хотя бы экономическую мощь Берлином. А в том, что, как пишет влиятельный Foreign Policy: «По большому счету, неприятие Вашингтоном «Северного потока» нерационально, бесполезно и отвлекает внимание, а также служит помехой в реализации интересов США».


И вот здесь начинается самое интересное.


Тот же Foreign Policy приводит массу аргументов в пользу того, почему NordStream 2 хорош не только для России и Германии, но и для Америки (чем меньше конфликтов с Германией, тем лучше. Чем больше Европа будет потреблять газа — тем лучше: рынок будет расти, и места хватит всем).


Но издание старательно обходит главный аргумент, абсолютное «общее место» для любого специалиста в области торговли энергоносителями.


То, что в сегодняшних обстоятельствах «Северный поток — 2» нужнее Берлину, чем Москве, стало окончательно ясно, когда Москва договорилась с Анкарой о строительстве «Турецкого потока». Тут ведь не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что после этого «русский трубопроводный газ» в Европу в любом случае дойдет и монополизм Украины как страны-транзитера похоронен окончательно и бесповоротно.


И вот после этого Германия, то ли «делавшая вид», то ли реально «выбиравшая» между демократическими ценностями и ценностями реальными, как-то сразу отбросила так не идущую ей роль Агафьи Тихоновны из классической гоголевской женитьбы. И моментально осознав, что конкуренция теперь идет не в сферах высоких идеологий, а банально за роль «ведущего газового хаба Европы», логично решила, что именно ей эта роль самым наилучшим образом подходит.


А еще не так давно случилось одно событие, заставившее задуматься о своем месте на глобальных газовых рынках уже не только Германию, но и саму Америку.


На суровых берегах полуострова Ямал русские построили циклопическую Сабетту. И самым наглым образом обозначили себя в качестве серьезных игроков на глобальных рынках сжиженного природного газа. Причем первые же две танкерные отгрузки из Сабетты, пройдя через цепочку посредников, оказались, для пущей анекдотичности ситуации, в городе Бостоне, на энергетических рынках США.


А вот теперь просто представьте себе: русским вдруг и вправду не дают построить «Северный поток — 2», а они вместо того, чтобы покорно и дальше качать газ через Украину, возводят на те же деньги дополнительные мощности СПГ. И эти колоссальные объемы оказываются на глобальных рынках. В том числе на премиальных площадках Юго-Восточной Азии, которые американцы считают уже почти «своими». История тогда становится уже совсем печальной. Ибо если «русский СПГ» с такой легкостью может конкурировать даже на рынке самих США, то какую роль он сыграет в Тихоокеанском регионе?


Вот тут-то возникает опасение, что неприятности коснутся уже и американского добывающего сектора. Того самого, на который делала ставку и предыдущая администрация Обамы, и нынешний Дональд Трамп.


Так что исключение «Северного потока — 2» из «санкций конгресса» никакая не «досадная юридическая нестыковка». Это просто «негласный раздел рынков». Неплохо умеющие считать американские деловые круги, связанные с энергетическим сектором, вполне отдают себе отчет, что, чем больше русского газа прокачается через трубопроводы в Европу, тем им будет проще на рынках, которые сейчас представляют для них реальный коммерческий интерес.


NordStream 2 (а потом, возможно, и «три», и «четыре») будет построен по одной-единственной причине. Системно он выгоден всем реальным игрокам. И России, естественно, в том числе: как заявил финансовый директор «Газпрома» Андрей Круглов, положительный эффект от переброски объемов транзита газа с украинского маршрута на будущий газопровод «Северный поток — 2» уже сейчас оценивается как минимум в миллиард долларов в год.


Германия сохранит и приумножит свою экономику. США не столкнутся с излишней — и, после запуска Сабетты, вполне реальной конкуренцией на глобальных рынках СПГ.


Есть, правда, некоторые проблемы с Украиной, которая, потеряв роль страны-транзитера, получит не только гигантскую дыру в бюджете, но и станет счастливым обладателем едва ли не самой большой кучи бессмысленного металлолома на планете. Ну, так, как изящно формулирует все тот же Foreign Policy: «Расширение трубопровода «Северный поток» действительно будет означать, что транзитным государством при поставке определенной части российского газа вместо нестабильной Украины будет более стабильная Германия».


В переводе это звучит: проблемы индейцев шерифа не волнуют.



Также смотрите: 





Похожие новости:
Добавить коментарий
Коментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Google+