Привет, Гость!
Навигация
Голосование
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое

» » Al Jazeera: Для крымских татар это гораздо больше, чем просто 1944 год (перевод)

Al Jazeera: Для крымских татар это гораздо больше, чем просто 1944 год (перевод)

Al Jazeera: Для крымских татар это гораздо больше, чем просто 1944 год (перевод)

20 мая '16




Al Jazeera: Для крымских татар это гораздо больше, чем просто 1944 год (перевод)

Перевод статьи, опубликованной на сайте канала Al Jazeera 19 мая.

Крымские татары отметили годовщину массовой депортации, но не забыли и об аннексии полуострова Россией в 2014 году

В живых остается все меньше и меньше крымских татар, которые еще могут поведать историю депортации целого народа. Но Тамиле Ташевой и ее коллегам удалось собрать некоторые сведения.

Ташева – сооснователь организации CrimeaSOS, деятельность которой заключается в правовой, психологической и гуманитарной помощи крымским татарам и другим людям, покинувшим полуостров после аннексии Россией в 2014 году. Татары-мусульмане составляют примерно 13% крымского населения.

Чтобы отметить первый в истории Украины официальный день памяти депортации крымских татар (1944 г.), CrimeaSOS организовала выставку портретов и десяти историй выживших.

В 1944 году Иосиф Сталин приказал депортировать целый народ, потому что они якобы сотрудничали с нацистами во время Второй мировой войны, несмотря на тот факт, что десятки тысяч татар служили в Красной Армии.

Более 180 000 человек были депортированы в запечатанных вагонах в Среднюю Азию и Сибирь. Тысячи татар погибли в дороге и почти половина в первые годы ссылки от голода и болезней.

Оставшиеся в живых и их потомки вернулись в Крым лишь в 1980-х годах.

«Они были съедены шакалами»

«Я еще помню истории, которые рассказывала мне прабабушка», – сказала Ташева на открытии выставки в Украинском Доме в центре столицы.

«Чем больше времени проходит, тем меньше у нас шансов узнать о произошедшем из уст тех, кто пережил это в 1944 году».

Среди историй, которые собрала Ташева и ее коллеги, присутствует и рассказ Саида. Ему еще не исполнилось и десяти лет, когда солдаты посреди ночи выбили дверь его дома в Евпатории.

«Нам сказали, что у нас есть 15 минут на то, чтобы выселиться из дома», – вспоминает он. «Мы сели в вагоны, в каждом из которых было по 60 человек, но никто не знал, куда нас повезут. Расстреляют ли? Повесят? Было много паники и слез».

Для некоторых этот путь оказался последним.

«Мы провели 18 дней в поезде [в Узбекистан]», – вспоминает Радифа, ей за 80 лет. «У нас был один большой котелок и черпак для питья».

Мунира (93 года) из Бахчисарая рассказывает, что хоть в ее вагоне никто и не умер, в остальных дело обстояло иначе.

«Мы даже не успевали похоронить их на остановках. Просто оставляли мертвых там».

Но для многих худшее было впереди.

Ниджар из маленькой деревни в центральном Крыму, описала условия в бывших тюремных бараках, где многие были размещены сразу после приезда в Узбекистан.

«Вокруг царила антисанитария, – вспоминает она, – Каждый день по семь, восемь трупов».

«Когда у нас не было сил закопать их, трупы съедали шакалы».

«Урок на будущее»

Рустам Гафури, заместитель главного муфтия Украины и крымский татарин, считает, что эти истории должны быть рассказаны и услышаны, если люди хотят понять прошлое татарского народа и его будущее.

В единственной киевской мечети Ар-Рахма он говорит о том, как видит свою миссию.

«Наше задание – продемонстрировать нашу культуру другим людям. Мы должны попытаться научить людей нашей культуре, истории нашего народа, нашему языку, чтобы люди из других стран были знакомы с этим».

Для Гафури уничтожение литературы его народа, мечетей и манускриптов советскими властями после 1944 года лишь подчеркивает необходимость того, что истории жизни крымских татар до депортации следует передавать другим людям.

«Для нас помнить – это не только знать, что такое произошло в прошлом. Это урок на будущее».

«Моя семья напугана»

Молодое поколение прислушивается к этим урокам.

Сабина живет в Киеве уже девятый месяц, но ее родня все еще в Симферополе. Она навещает их – была в Крыму на майских праздниках, – но говорит, что и она, и семья не чувствуют себя комфортно после аннексии 2014 года.

«Моя семья опасается говорить что-либо», – рассказывает Сабина, попросившая оставить ее фамилию неназванной. «Они не говорят о проблемах, особенно о проблемах крымских татар».

Крымские татары с первых дней выступали против аннексии. Из-за этого они подверглись репрессиям, которые проводят с помощью СМИ и арестов, а некоторые активисты даже «исчезают». Крымских татарам не позволили публично отметить день памяти депортации.

В прошлом месяце Россия запретила деятельность Меджлиса, обвиняя собрание в экстремизме. В результате каждый, кто является членом одного из местных Меджлисов (250), находится под угрозой ареста.

Именно поэтому Сабина больше не чувствует себя уютно в родном городе. Из-за постоянных «пророссийских» разговоров повсюду в Симферополе, она посещает только дома своей семьи, на публику не выходит.

«Здесь – в Киеве, – я в безопасности».

Не забудут 1944 – и 2014

Возле Майдана Независимости, незадолго до вечерней службы, Леся также чувствует себя в безопасности.

Слушая крымско-татарскую музыку и держа в одной руке зонт, а в другой крымско-татарский флаг, молодая студентка настроена оптимистично.

«Мне кажется, что после аннексии в 2014 году люди в Киеве узнали больше о татарах», – считает она.

«Люди привыкли, что Крым – это место отдыха. Но теперь они больше интересуются нашей крымско-татарской культурой и тем, кто мы есть».

По мере того, как крымско-татарская музыка распространяется по площади и ближайшим проулкам, кажется, никто здесь уже не забудет 1944 год, равно и 2014.

«Я верю, что Крым вернется в Украину, – говорит Сабина, – Я не знаю, сколько времени это займет, но я верю».

Фото: podrobnosti.ua



Также смотрите: 





Похожие новости:
Добавить коментарий
Коментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Google+