Привет, Гость!
Навигацыя
Голосование
Ваши политические взгляды
Правые
Левые
Центристские
Другое

Образ женщины в русских сказках

Образ женщины в русских сказках

22 июня '15




Образ женщины в русских сказках

© flickr.com/photos/sofi01

Фольклорист Варвара Добровольская о двух типах сказочных героинь, идеале женщины и происхождении Бабы-яги.

Все женские персонажи русских волшебных сказок делятся на две большие группы: персонажи этого мира, то есть мира сказочного героя, и персонажи иного мира, того мира, куда идет сказочный герой, где находятся чудесные диковинки, где обитают враги, куда Змей уносит прекрасных царских дочерей.
Образ женщины в русских сказках
Варвара Добровольская — кандидат филологических наук, заведующая фольклорно-этнографическим отделом Центра русского фольклора, докторант Институт мировой литературы им. А.М. Горького, ученый секретарь Государственного республиканского Центра русского фольклора.

Типология женских образов в русских сказках

В мире героя женщины бывают невинными, всеми притесняемыми героинями — это падчерицы, которых обижают мачехи; жены, на которых наговаривают родственники мужа; женщины, которых ведьмы превращают в животных, и так далее. Другую группу составляют любимые царские дочери, умницы и красавицы, которых любящие отцы оберегают от пагубного влияния мира. Эта чрезмерная опека приводит к тому, что рано или поздно царю приходится объявлять конкурс на руку своей дочери и придумывать для потенциальных женихов сложные задания, наиболее известным из которых является прыжок на коне до окошка царевны. В другом случае девушка оказывается абсолютно неподготовленной к превратностям судьбы, и ее похищает прямо из-под опеки мамок и нянек большой и страшный Змей.

Безусловно, существуют и другие, более мелкие разновидности женщин этого мира, но все они отличаются красотой и абсолютной неприспособленностью к жизни. Исключение составляют преданные жены, которые отправляются на поиск своих мужей, как, например, героиня сказки «Финист — Ясный сокол», или своей всепоглощающей любовью оживляют умершего возлюбленного, как в сказке «Аленький цветочек». Наконец, есть героини, которые выходят замуж за иномирное существо и потом, после его убийства родственниками, превращаются в птиц, которые оплакивают любимого всю жизнь, как в сказке «Муж-рак».

Персонажи иного мира существенно богаче. Они действуют в мире героя, но на самом деле являются существами иного мира. Это ведьмы и колдуньи, которые так или иначе вступают в контакт с героем или героиней. Это мачеха, которая на самом деле наделена магическими способностями и даже является в ряде сказок родственницей иномирных существ. Это всякие чудесные девы, которые каким-либо образом появляются в жизни героя. Царь-девица, которая приплывает на берег моря, где герой спит; это прекрасная царевна, о существовании которой герой узнает по портрету, привезенному из заморских стран, или со слов приятеля, который по совместительству оказывается братом такой девушки.

Герой может найти себе жену на границе миров, где она пребывает в зверином облике. Так, герой находит лягушку на болоте, которая по ночам превращается в Василису Премудрую, выполняющую все поручения отца героя с помощью своих чудесных помощников. Другой счастливчик находит жену в лесу, где она в виде голубицы сидит на березе. Забрав птичку домой, герой получает не только трехразовое горячее питание, но и доброго советчика и помощника в борьбе с царским режимом. Наконец, Иван купеческий сын, проявив определенную смекалку, похищает платье девушки-уточки и соглашается обменять его только на обручальное кольцо, а с ее помощью не только обманывает морского царя, но и благополучно возвращается в свое царство-государство.

Образ женщины в русских сказках

Иллюстрация Ивана Билибина (1876–1942)
Но чаще о девушках из иного мира герою просто рассказывают. Обычно такие героини являются предметом поиска героя. Он идет за ними в тридесятое царство, спускается в подземный мир, опускается на дно моря-океана. Это могут быть вполне самостоятельные и обеспеченные героини, у которых есть не только собственное царство-государство, но и сад с чудесными молодильными яблоками и колодец с живой и мертвой водой.

Надо отметить, что в сказках есть небольшая группа персонажей, которые обитают в пограничье между мирами. Прежде всего это Баба-яга, чудесная старуха, и все те различные помощницы героя, всякие старушки, которые появляются на дороге и помогают ему советами.

Образ девочки в русских сказках

В русской сказке возраст героя часто неопределим. Говоря о том, что герой — мальчик, а героиня — девочка, сказочник совсем необязательно будет рассказывать о детях. Так, все привыкли, что в сказке «Крошечка-хаврошечка» действует девочка, но в конце сказки она выходит замуж за царского сына, то есть мы имеем дело не с ребенком, а с девушкой на выданье. Подобная история и с сестрицей Аленушкой, которая также, несмотря на братца-козленочка, благополучно выходит замуж.

Скорее всего, героиня-девочка появляется в небольшом числе сказок. Герой-ребенок — это довольно редкий тип для русских сказок, чаще всего это мальчик. Девочку можно встретить в нескольких сказках: это Снегурочка — девочка, вылепленная из снега и растаявшая под лучами солнца или от тепла костра. Вероятно, как девочку можно рассматривать героиню из сказок о тростнике на могиле, в которых подруги или сестры убивают младшую девочку из-за кувшинчика ягод. Наконец, скорее всего, как ребенок может рассматриваться героиня сказки «Гуси-лебеди».

Девочка очень мало встречается в русских сказках, что понятно, потому что ребенок не может быть героем как таковым. Он может либо отличаться чудесным рождением, и тогда сказку волнует проблема, что там будет дальше, когда он вырастет и станет совершать подвиги, либо это чудесное рождение становится главным — Снегурочка тает.

Идеал женщины в русских сказках

Русская сказка не дает подробных описаний, это нетипично для жанра, соответственно, и идеала женщины в сказке нет. В сказках дается некий условный портрет, то есть мы можем предполагать, какая женщина могла бы быть. Какая тебе нравится на данный момент, такая она и появляется в сказке. Мы даже цвета волос ее обычно не знаем. Она просто красавица и, безусловно, умница — и Елена Прекрасная, и Елена Премудрая. Это не значит, что одна красивая, а другая умная. Она красивая и умная одновременно, просто в зависимости от того, что в данный конкретный момент герою больше нужно: чтобы жена была умная или чтобы жена была красивая, — в зависимости от потребности сказочного сюжета именно такой образ женщины и будет реализован в сказке.

Иногда бывают какие-то чудесные элементы портрета героини, как, например, «она так красива, что у нее мозжечок из косточки в косточку переливается». Мы можем предполагать, что у нее такая тонкая кожа, что мы видим все ее внутренности. Сложно сказать, красиво это или нет. Но сказочнику на момент рассказывания сказки это кажется показателем необыкновенной красоты. Если западные принцессы обычно золотоволосые, то наши сказочные героини могут быть и темноволосыми. Но и такая деталь, как цвет волос, упоминается в сказке крайне редко.

Происхождение и черты образа Бабы-яги

Это мифологический персонаж, который попал в сказку уже при разрушении мифологической системы. Он связан с образом жрицы при инициальных и похоронных обрядах. Ее происхождение принято связывать с хтоническими персонажами подземного мира, мира мертвых, чаще всего со змеями.

Мы можем говорить об этом на основании ее имени. Корень «-яг-» в ряде диалектов использовался для обозначения змей. О змеином происхождении яги можно говорить по некоторым чертам ее облика, сохранившимся в сказках. Например, Баба-яга никогда не ходит — она прыгает. У нее костяная нога. Скорее всего, это единственная нога персонажа, а второй ноги у нее нет. Если разбираться более подробно, обращаясь к мифологическим истокам этого образа, то становится понятно, что единственная нога яги не нога, а змеиный хвост. Баба-яга относится к так называемым змеиным божествам, которые являются хозяевами леса и мира мертвых. В некоторых сказках Бабе-яге подчиняются звери и птицы.

Образ женщины в русских сказках

Иллюстрация Ивана Билибина (1876–1942)
Она может изображаться как труп, она находится в избушке, которая сама по себе напоминает гроб, она «лежит из угла в угол», «нос в потолок врос». В некоторых сказках у нее из тела могут торчать куски гнилой плоти. То есть она полуразложившийся труп. Будучи наиболее близка к миру смерти, она выступает как первопокойник, персонаж, первым прошедший через смерть, который знает, как пройти через мир мертвых. Именно поэтому она помогает герою-искателю преодолеть трудности иного мира, получить тайные знания и сокровища, находящиеся там.

Но, как известно, из мира мертвых не возвращаются, а герой благополучно прибывает домой. Причина этого в том, что сказка связана не только с представлениями о похоронных практиках, но и с обрядами инициального характера, в которых участник проходит через смерть, чтобы получить новую жизнь и новые социальные качества. Наиболее наглядно это видно в сказках о мальчике и Бабе-яге, когда герой с помощью хитрости избегает попадания в печь. Сказка в этом случае задействовала мотив перерождения героя через повторное рождение, поскольку печь в мифологии синонимична женскому лону. Баба-яга помогает герою переродиться в новом качестве, приобрести новые знания, то есть она как бы осуществляет обряд инициации.

Русская волшебная сказка

Как сформировался жанр сказки? Какова аудитория волшебной сказки? Каковы истоки образа Бабы-яги? И какой миф лежит в основе образа сказочного Змея? Об этом рассказывает кандидат филологических наук Варвара Добровольская.



Также смотрите: 





Похожие новости:
Добавить коментарий
Коментарии
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Google+